Главная

Право
обладателям
!!!


Форум


Новости

БодиАРТ
18+


Обратная
связь
друзья

Flag Counter




Опрос


Кто на сайте
Юзеры (0)
Гости (16)
Боты (1)
crawl Bot
Всего на сайте (17)


MorenaПриехала к мужчине ночью. Ожидания vs реальность

Добавил mijgona | 17-09-2018, 06:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0

Когда я написала, что так называемые «женщины без комплексов», готовые сорваться в ночь по первому приглашению - это как раз очень закомплексованные женщины с огромными тараканами в голове, многие мне не поверили. Мол, помолчи лучше, и не мешай своими статьями страстной полигамной женщине получать удовольствие.

Однако, известно, что практика – лучший критерий истины. И как раз в новостях появился случай, который отлично иллюстрирует мою теорию.

Как сообщают новостные порталы, гражданка N из Перми познакомилась с мужчиной на сайте знакомств поздно вечером, и отправилась к нему на свидание. После кратковременного знакомства в машине решили поехать к мужчине домой, где кавалер обнаружил и поставил на стол бутылку вина. Закуски не было – вместо нее пошла лапша быстрого приготовления.

В качестве возбуждающей прелюдии даме была рассказана история о групповом изнасиловании некой дамы, и заражении ее ВИЧ. Само собой разумеется, что желания у выслушавшей эту историю гражданки поубавилось. Однако уйти она не смогла.

Мужчина угрожал выкинуть ее с балкона, бил, насиловал и издевался над ней всю ночь. Под утро это ему надоело, и он отпустил свою жертву.

Понятное дело, что после ночи издевательств женщина направилась в полицию. Угадайте, какие вопросы она выслушала от полиции? Скажите мне, ребята?

Правильно, Вовочка. Гражданка N получила клеймо падшей женщины, у нее поинтересовались количеством половых партнеров, а заодно и отметили убогость ухаживания, состоящего из быстрорастворимой лапши. Интернет пестрит заголовками о том, что в полиции девушку просто подняли на смех. Завели ли уголовное дело - мне пока не ясно, слишком мало информации.

Пока суда и следствия не было, я не могу утверждать, что все было именно так, как описывает жертва. Ситуации, знаете ли, бывают разные. Но девушки вполне могут сделать вывод о том, как относится наши органы правопорядка к «женщинам без комплексов». Боюсь, что презрев хотя бы формальные ухаживания и встречу в кафе, девушка попадает под негласное подозрение в чем угодно – от аморальности до циничного оговора. И доказать правдивость своих слов ей будет очень и очень сложно.

Кстати, вы можете сказать, что вероятность этого оговора как раз таки есть. И за решетку может угодить невинная жертва. Тогда я обращаюсь к мужчинам. Как говорится, будьте внимательны и осторожны. Женщина, которая готова сорваться к вам среди ночи на тарелку растворимой лапши, может оказаться просто шантажисткой, желающий повестить на вас «износ». А потом поживиться деньгами, которые вы будете в спешке занимать у друзей и родителей.

Получается, что поездки в ночь без комплексов дело с обоих сторон очень рискованное, и сопряженное с большими потерями, репутационными, физическими, моральными и материальными.

Выигрыш от них – тарелка растворимой лапши. Ставка – жизнь.

Мои соцсети: [/b]


Amazonka 18+"Онижедети" или настоящие садисты-насильники?

Добавил mijgona | 17-09-2018, 05:55 | Мнений: 0 | Заглянули 0
В детском летнем лагере два мальчика 11 и 12 лет попытались изнасиловать ровесницу.

Вечером в лагере были танцы. Одна девочка не захотела идти танцевать и осталась в корпусе.

Двое мальчиков, узнав, что девочка осталась одна, тоже не пошли на танцы, пришли в ее комнату. Они повалили пятиклассницу на пол, ударили несколько раз и, по информации "МК-Урал", предприняли попытку изнасилования. К счастью, попытка не удалась, кто-то спугнул этих малолетних насильников.

После этого случая девочка в слезах позвонила родителям. Ее немедленно забрали из лагеря, мальчиков из лагеря отчислили.Родители девочки подали в суд.

Пишут, что будут разбираться в том, почему вожатая допустила такую ситуацию, что девочка и мальчики не пошли на танцы.

А у меня возник вопрос, если ребенок в лагере не хочет в чем-то участвовать, то его обязаны силой тащить на мероприятие или какой выход?

Просто в студенческие годы после 1 курса мне пришлось проходить педпрактику в детском лагере. Вот честно, не все так просто было.

Нам было по 18 лет. По сути многие из нас сами были только после школы. Нас завезли в поселок при леспромхозе.

Мы все были, кстати, девственницами. Нас сразу отправили к гинекологу на медосмотр. Перед приемом местные врачицы и медсестры шипели на нас, что привезли городских шлюх, которые будут совращать их неразумных и наивных мужей. После медосмотра они были в некотором шоке. Все 20 студенток оказались невинными девами.

Так вот, к чему это я. Наши деревенские дети-подопечные оказались намного прожженее нас. Многие и курили, и пили, и занимались сексом. Еще были токсикоманы. Реально мы оттаскивали пацанов от бензобаков лагерных машин. Был юноша нетрадиционной ориентации. И да, мы стащили его с мальчика 11 лет. Были 11-12-летние подростки, связанные с местными преступниками. И эти криминальные элементы приезжали к нам в лагерь на разборки. А после их приезда к нам наведовалась милиция...

Я уж не говорю о том, что местные мужики, эти самые агнецы, за которых переживали местные врачихи, напившись, приезжали знакомиться со студенточками, то есть с нами... И это тоже тот еще ужас для нас был - противостоять пьяным уродам...

Местное руководство покрывало всех местных идиотов и угрозами заставляли нас молчать, обвиняя во всем нас и угрожая испортить нам оценки и характеристики за практику...

И у меня вопрос: виноваты ли вожатые в описанных выше ситуациях? А дети - онижедети и вообще ни за что не несут ответственности?

Кстати, в статье про попытку изнасилования девочки в лагере адвокат в интервью посоветовал проводить с детьми беседы о том, что можно, а что нельзя. Как думаете, действенная мера? И вот мне, если честно, даже и в голову бы не пришло вести беседы с 11-12-летними детьми об изнасилованиях. А если бы завела вожатая такие разговоры, то не обвинили бы ее, что она развращает беседами на такие темы юных созданий?...

Ну и да, конечно, возраст уголовной ответственности у этих малолетних садистов-насильников не наступил и ничего им не будет...

Вот я бы лично обратила внимание на семьи этих уродцев и думаю, явно у таких родителей надо изымать всех детей.

Но скорее всего накажут ни в чем неповинную девчонку-вожатую...

Будь моя воля, я бы вожатыми ставила не студенточек, а мужиков-военослужащих, которые спуску никому бы не дали. Вот настоящая школа жизни была бы у деток.

А вы как думаете, кто виноват и какое наказание должно быть?

Amazonka 18+Воздержание или разрядка?...

Добавил mijgona | 16-09-2018, 13:23 | Мнений: 0 | Заглянули 0
В комментариях к посту о романе Ремарка "На западном фронте без перемен" одна девушка написала, что солдатам бордели не нужны...

У меня как-то был пост на эту тему: о немецких борделях для военнослужащих в годы Второй мировой войны.



Еще вспомнила, что мои родители рассказывали, что с кубинскими строителями в советские времена всегда ездили девушки. Не жены, не невесты, не подруги. А женщины, которым государство платило за то, что те занимались сексом с мужчинами в загранкомандировках, которые бывало длились годами...

А в военную дипломатическую академию вроде принимают только женатых. Ну чтобы молодой специалист ехал заграницу уже со своим самоваром своей женой...

Как вы думаете, надо ли мужчин при долгом воздержании обеспечивать доступом к женскому телу или нет?...

Amazonka 18+Есть ли секс на войне...

Добавил mijgona | 16-09-2018, 08:20 | Мнений: 0 | Заглянули 0
Прочитала на днях роман Ремарка "На западном фронте без перемен". В целом я знала, конечно, о чем это произведение, но не думала, что оно так меня впечатлит. В общем, обрыдалась.

Сильная вещь. Поэтому эта книга и входит в сокровищницу мировой литературы.

Самые легкие сцены, наверно, когда описывалась... любовь?... Нет, любви там не было. Секс.

Молоденьких солдатиков с френцуженками... Француженки даже во время войны... француженки... в отношениях с мужчинами... Кстати, в отличие от наших пацанов-призывников среди немецких солдат не было девственников. Они теряли невинность в борделях для рядовых, о которых упоминается в эпизоде ниже...

Дома, в которых нас расквартировали, находятся неподалеку от канала. По ту сторону канала тянутся пруды, обсаженные тополями; там живут какие-то женщины.
Из домов на нашей стороне жильцы были в свое время выселены. Но на той стороне еще можно изредка увидеть местных жителей.
Вечером мы купаемся. И вот на берегу появляются три женщины. Они медленно идут по направлению к нам и не отворачиваются, хотя мы купаемся без трусиков.
Леер окликает их. Они смеются и останавливаются, чтобы посмотреть на нас. Мы выкрикиваем фразы на ломаном французском языке, кто что вспомнит, торопливо и бессвязно, только чтобы они не ушли. Мы не очень галантны, но где ж нам было понабраться галантности?
Одна из них — худенькая, смуглая. Когда она смеется, во рту у нее сверкают красивые белые зубы. У нее быстрые движения, юбка свободно обвивается вокруг ее ног. Нам холодно в воде, но настроение у нас радостно приподнятое, и мы стараемся привлечь их внимание, чтобы они не ушли. Мы пытаемся острить, и они отвечают нам; мы не понимаем их, но смеемся и делаем им знаки. Тьяден оказался более сообразительным. Он сбегал в дом, принес буханку хлеба и держит ее в высоко поднятой руке.
Это производит большое впечатление. Они кивают головой, и показывают нам знаками, чтобы мы перебрались к ним. Но мы не можем. Нам запрещено ходить на тот берег. На всех мостах стоят часовые. Без пропуска ничего не выйдет. Поэтому мы пытаемся втолковать им, чтобы они пришли к нам; но они мотают головой и показывают на мосты, Их тоже не пропускают на нашу сторону.
Они поворачивают обратно и медленно идут вдоль берега, вверх по течению канала. Мы провожаем их вплавь. Пройдя несколько сот метров, они сворачивают и показывают нам на дом, стоящий в стороне и выглядывающий из-за деревьев и кустарника. Леер спрашивает, не здесь ли они живут.
Они смеются: да, это их дом.
Мы кричим, что придем к ним, когда нас не смогут заметить часовые. Ночью. Сегодня ночью.
Они поднимают ладони вверх, складывают их вместе, прижимаются к ним щекой и закрывают глаза. Они нас поняли. Та худенькая смуглая делает танцевальные па. Другая, блондинка, щебечет:
— Хлеб... Хорошо...
Мы с жаром заверяем их, что хлеба мы с собой принесем. И еще другие вкусные вещи. Отчаянно таращим глаза и изображаем эти вещи жестами. Когда Леер пытается изобразить "кусок колбасы", он чуть не идет ко дну. Мы пообещали бы им целый продовольственный склад, если бы это понадобилось. Они уходят и еще несколько раз оборачиваются. Мы вылезаем на наш берег и следуем за ними, чтобы убедиться, что они действительно вошли в тот дом, — ведь, может быть, они нас обманывают. Затем мы плывем обратно.
Без пропуска через мост никого не пускают, поэтому ночью мы просто переправимся через канал вплавь. Нас охватывает волнение, с которым мы никак не можем совладать. Нам не сидится на одном месте, и мы идем в столовую. Сегодня там есть пиво и что-то вроде пунша.
Мы пьем пунш и рассказываем друг другу разные небылицы о своих воображаемых похождениях. Рассказчику охотно верят, и каждый с нетерпением ждет своей очереди, чтобы изобразить что-нибудь еще похлеще. В руках у нас какой-то беспокойный зуд; мы выкуриваем несметное множество сигарет, но потом Кропп говорит:
— А почему бы не принести им еще и сигарет? Тогда мы прячем сигареты в фуражки, чтобы приберечь их до ночи.
Небо становится зеленым, как незрелое яблоко. Нас четверо, но четвертому там делать нечего; поэтому мы решаемся избавиться от Тьядена и накачиваем его за наш счет ромом и пуншем, пока его не начинает пошатывать. С наступлением темноты мы возвращаемся на наши квартиры, бережно поддерживая Тьядена под локотки. Мы распалены, нас томит жажда приключений. Мне досталась та худенькая, смуглая, — мы их уже поделили между собой, это дело решенное.
Тьяден заваливается на свой тюфяк и начинает храпеть. Через некоторое время он вдруг просыпается и смотрит на нас с такой хитрой ухмылкой, что мы уже начинаем опасаться, не вздумал ли он одурачить нас и не понапрасну ли мы тратились на пунш. Затем он снова валится на тюфяк и продолжает спать.
Каждый из нас выкладывает по целой буханке хлеба и заворачивает ее в газету. Вместе с хлебом мы кладем сигареты, а кроме того три порядочные порции ливерной колбасы, выданной сегодня на ужин. Получился довольно приличный подарок.
Пока что мы засовываем все это в наши сапоги, — ведь нам придется взять их с собой, чтобы не напороться на той стороне на проволоку и битое стекло. Но так как переправляться на тот берег мы будем вплавь, никакой другой одежды нам не нужно. Все равно сейчас темно, да и идти недалеко.
Взяв сапоги в руки, мы пускаемся в путь. Быстро влезаем в воду, ложимся на спину и плывем, держа сапоги с гостинцами над головой.
Добравшись до того берега, мы осторожно карабкаемся вверх по склону, вынимаем пакеты и надеваем сапоги. Пакеты берем под мышки. Мокрые, голые, в одних сапогах, бодрой рысцой пускаемся в дальнейший путь. Дом мы находим сразу же. Он темнеет в кустах. Леер падает, споткнувшись о корень и разбивает себе локти.
— Не беда, — весело говорит он.
Окна закрыты ставнями. Мы крадучись ходим вокруг дома и пытаемся заглянуть в него сквозь щели. Потом начинаем проявлять нетерпение. У Кроппа вдруг возникают опасения:
— А что если у них там сидит какой-нибудь майор?
— Ну что ж, тогда мы дадим деру, — ухмыляется Леер, — а если ему нужен номер нашего полка, пусть прочтет его вот здесь. — И он шлепает себя по голому заду.
Входная дверь не заперта. Наши сапоги стучат довольно громко. Где-то приотворяется дверь, через нее падает свет, какая-то женщина вскрикивает от испуга. "Тес! Тес! — шепчем мы, — camarade... bon ami..." — и умоляюще поднимаем над головой наши пакеты.
Вскоре появляются и две другие женщины; дверь открывается настежь, и мы попадаем в полосу яркого света. Нас узнают, и все трое хохочут до упаду над нашим одеянием. Стоя в проеме дверей, они изгибаются всем телом, так им смешно. Какие у них грациозные движения!
— Un moment!
Они снова исчезают в комнате и выбрасывают нам какую-то одежду, с помощью которой мы с грехом пополам прикрываем свою наготу. Затем они разрешают нам войти. В освещенной небольшой лампой комнате тепло и слегка пахнет духами. Мы разворачиваем наши пакеты и вручаем их хозяйкам. В их глазах появляется блеск, — видно, что они голодны.
После этого всеми овладевает легкое смущение. Леер жестом приглашает их поесть. Тогда они снова оживляются, приносят тарелки и ножи и жадно набрасываются на еду. Прежде чем съесть кусочек ливерной колбасы, они каждый раз поднимают его на вилке и с восхищением разглядывают его, а мы с гордостью наблюдаем за ними.
Они тараторят без умолку на своем языке, не давая нам ввернуть словечко, мы мало что понимаем, но чувствуем, что это какие-то хорошие, ласковые слова. Быть может, мы кажемся им совсем молоденькими. Та худенькая, смуглая гладит меня по голове и говорит то, что обычно говорят все француженки:
— La guerre... Grand malheur... Pauvres garcons...

Я крепко держу ее за локоть и касаюсь губами ее ладони. Ее пальцы смыкаются на моем лице. Она наклонилась ко мне так близко. Вот ее волнующие глаза, нежно смуглая кожа и яркие губы. Эти губы произносят слова, которых я не понимаю. Глаза я тоже не совсем понимаю, — они обещают нечто большее, чем то, чего мы ожидали, идя сюда.
Рядом, за стенкой, есть еще комнаты. По пути я вижу Леера с его блондинкой; он крепко прижал ее к себе и громко смеется. Ведь ему все это знакомо. А я, я весь во власти неизведанного, смутного и мятежного порыва, которому вверяюсь безраздельно. Мои чувства необъяснимо двоятся между желанием отдаться забытью и вожделением. У меня голова пошла кругом, я ни в чем не нахожу точки опоры. Наши сапоги мы оставили в передней, вместо них нам дали домашние туфли, и теперь на мне нет ничего, что могло бы вернуть мне свойственную солдату развязность и уверенность в себе: ни винтовки, ни ремня, ни мундира, ни фуражки. Я проваливаюсь в неведомое, — будь что будет, — мне все-таки страшновато.
У худенькой, смуглой шевелятся брови, когда она задумывается, но когда она говорит, они у нее не двигаются. Порой она не договаривает слово до конца, оно замирает на ее губах или так и долетает до меня недосказанным, — как недостроенный мостик, как затерявшаяся тропинка, как упавшая звезда. Что знал я об этом раньше? Что знаю сейчас?.. Слова этого чужого языка, которого я почти не понимаю, усыпляют меня, стены полуосвещенной комнаты с коричневыми обоями расплываются, и только склоненное надо мной лицо живет и светится в сонной тишине.
Как бесконечно много можно прочесть на лице, если еще час назад оно было чужим, а сейчас склонилось над тобой, даря тебе ласку, которая исходит не от него, а словно струится из ночной темноты, из окружающего мира, из крови, лишь отражаясь в этом лице. Она разлита во всем, и все вокруг преображается, становится каким-то необыкновенным; я почти с благоговением смотрю на свою белую кожу, когда на нее падает свет лампы и прохладная смуглая рука ласково гладит ее.
Как все это не похоже на бордели для рядовых, которые нам разрешается посещать и где приходится становиться в длинную очередь. Мне не хочется вспоминать о них, но они невольно приходят мне на ум, и мне становится страшно: а вдруг я уже никогда не смогу отделаться от этих воспоминаний?
Но вот я ощущаю губы худенькой, смуглой и нетерпеливо тянусь к ним навстречу, и закрываю глаза, словно желая погасить в памяти все, что было: войну, ее ужасы и мерзости, чтобы проснуться молодым и счастливым; я вспоминаю девушку на афише, и на минуту мне кажется, что вся моя жизнь будет зависеть от того, смогу ли я обладать ею. И я еще крепче сжимаю держащие меня в объятиях руки, — может быть, сейчас произойдет какое-то чудо.
Через некоторое время все три пары каким-то образом снова оказываются вместе. У Леера необыкновенно приподнятое настроение. Мы сердечно прощаемся и суем ноги в сапоги. Ночной воздух холодит наши разгоряченные тела. Тополя высятся черными великанами и шелестят листвой. На небе и в воде канала стоит месяц. Мы не бежим, мы идем рядом друг с другом большими шагами.
Леер говорит:
— За это не жалко отдать буханку хлеба.
Я не решаюсь говорить, мне даже как-то невесело.


Секс возрастного раненого солдата с женой, 40-летней "старухой", как пишет Ремарк... Она, правда, несмотря на свой "старушечий"возраст только-только родила ребенка. Правда, сын не особо интересует отца, его интересует совсем другое...

Самый старший у нас в палате — Левандовский. Ему сорок лет; у него тяжелое ранение в живот, и он лежит в лазарете уже десять месяцев. Лишь за последние недели он оправился настолько, что может встать и, изогнув поясницу, проковылять несколько шагов.
Вот уже несколько дней он сильно взволнован. Из захолустного польского городишки пришло письмо от его жены, в котором она пишет, что скопила денег на дорогу и теперь может навестить его.
Она уже выехала и должна со дня на день прибыть сюда. У Левандовского пропал аппетит, даже сосиски с капустой он отдает товарищам, едва притронувшись к своей порции. Он только и знает, что расхаживает с письмом по палате; каждый из нас прочел его уже раз десять, штемпеля на конверте проверялись бесконечное число раз, оно все в жирных пятнах и так захватано, что букв совсем почти не видно, и наконец происходит то, чего и следовало ожидать, — у Левандовского подскакивает температура и ему снова приходится лечь в постель.

Он не виделся с женой два года. За это время она родила ему ребенка; она привезет его с собой. Но мысли Левандовского заняты вовсе не этим.

Он рассчитывал, что ко времени приезда его старухи ему разрешат выходить в город, — ведь каждому ясно, что посмотреть на свою жену, конечно, приятно, но если человек так долго был с ней в разлуке, ему хочется по возможности удовлетворить и кое-какие другие желания.
Левандовский подолгу обсуждал этот вопрос с каждым из нас, — ведь на этот счет у солдат нет секретов. Те из нас, кого уже отпускают в город, назвали ему несколько отличных уголков в садах и парках, где бы ему никто не помешал, а у одного оказалась на примете даже небольшая комнатка.
Но что толку от всего этого? Левандовский лежит в постели, и его осаждают заботы. Ему теперь и жизнь не мила, — так мучит его мысль о том, что ему придется упустить этот случай. Мы утешаем его и обещаем, что постараемся как-нибудь провернуть это дельце.
На следующий день является его жена, маленькая, сухонькая женщина с боязливыми, быстро бегающими птичьими глазками, в черной мантилье с брыжами и лентами. Бог знает, откуда она этакую выкопала, должно быть, в наследство получила.
Женщина что-то тихо бормочет и робко останавливается в дверях. Она испугалась, что нас здесь шестеро.
— Ну, Марья, — говорит Левандовский, с бедовым видом двигая своим кадыком, — входи, не бойся, они тебе ничего не сделают.
Левандовская обходит койки и здоровается с каждым из нас за руку, затем показывает младенца, который успел тем временем испачкать пеленки. Она принесла с собой большую, вышитую бисером сумку; вынув из нее чистый кусок фланели, она проворно перепеленывает ребенка. Это помогает ей преодолеть свое первоначальное смущение, и она начинает разговаривать с мужем.
Тот нервничает, то и дело косясь на нас своими круглыми глазами навыкате, и вид у него самый разнесчастный.
Время сейчас подходящее, — врач уже сделал обход, в худшем случае в палату могла бы заглянуть сестра. Поэтому один из нас выходит в коридор, — выяснить обстановку. Вскоре он возвращается и делает знак:
— Ничегошеньки нет. Валяй, Иоганн! Скажи ей в чем дело и действуй.
Они о чем-то говорят друг с другом по-польски. Наша гостья смущенно смотрит на нас, она немного покраснела. Мы добродушно ухмыляемся и энергично отмахиваемся, — ну что, мол, здесь такого! К черту все предрассудки! Они хороши для других времен. Здесь лежит столяр Иоганн Левандовский, искалеченный на войне солдат, а вот его жена. Кто знает, когда он с ней свидится снова, он хочет ею обладать, пусть его желание исполнится, и дело с концом!
На случай, если какая-нибудь сестра все-таки появится в коридоре, мы выставляем к дверям двух человек, чтобы перехватить ее и занять разговором. Они обещают покараулить четверть часа.
Левандовский может лежать только на боку. Поэтому один из нас закладывает ему за спину еще несколько подушек. Младенца вручают Альберту, затем мы на минутку отворачиваемся, черная мантилья исчезает под одеялом, а мы с громким стуком и шуточками режемся в скат.
Все идет хорошо. Я набрал одних крестей, да и то мелочь, но мне каким-то чудом удается вывернуться. Из-за этого мы совсем почти забыли о Левандовском. Через некоторое время младенец начинает реветь, хотя Альберт изо всей силы раскачивает его на руках. Затем раздается тихий шелест и шуршание, и когда мы невзначай поднимаем головы, то видим, что ребенок уже сосет свой рожок на коленях у матери. Дело сделано.
Теперь мы чувствуем себя как одна большая семья; жена Левандовского совсем повеселела, а сам Левандовский, вспотевший и счастливый, лежит в своей постели и весь так и сияет.
Он распаковывает вышитую сумку. В ней лежит несколько отличных колбас. Левандовский берет нож, — торжественно, словно это букет цветов, и разрезает их на кусочки. Он широким жестом показывает на нас, и маленькая, сухонькая женщина подходит к каждому, улыбается и делит между нами колбасу. Теперь она кажется прямо-таки хорошенькой. Мы называем ее мамашей, а она радуется этому и взбивает нам подушки.

Наверно, это самые счастливые моменты в книге...

MorenaНе изменяет потому, что лениво

Добавил mijgona | 16-09-2018, 07:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0

- От нормальной жены муж налево не пойдет! – любил порассуждать один мой знакомый. – Разве что в самых крайних случаях – когда в командировку уехал, или какая-то красотка со стройными ножками сама напросилась. А так – нет. Лениво!

Мужик – вообще существо ленивое. Так что, девчонки, если от вас муж пошел налево, то вы его довели сами. Зачем это надо – бегать, ухаживать, клянчить близости, деньги тратить, если жена есть под боком.

Утешил так утешил, нечего сказать. Мол, муж с годами становится все ленивее, залысины у него будут просматриваться все больше, содержание его кошелька на пенсии совсем оскудеет – и тогда будет тишь, да гладь, да благодать. Верность и доверие между супругами.

Только вот остается вопрос – сколько стоит такая верность? И верность ли это?

Помните классику?

— А я вот взяток не беру!
 — Так вам никто и не даёт! Вот кабы вам давали, а вы не брали, тогда и хвастаться можно было.

Также и с верностью, мне кажется. Какая ценность у верности мужа, если она обусловлена только тем, что муж – ленивый никому не нужный кусок дивана? Три копейки?

Вот ежели мужу, спортивному, моложавому и подтянутому, постоянно приходится преодолевать натиск красоток модельной внешности – тогда да, достойно уважения.

Ежели ему голую ляжку из-под юбки демонстрируют, а он не ведется, хотя жена в это время к маме под Тулу уехала – это да, поступок.

Если муж может держать себя в руках и в штанах в той ситуации, когда вокруг много доступных, алчущих и привлекательных женщин – тогда ему в карму зачтется.

А так… что толку в таком «нормальном» муже, который не изменяет только потому, что он унылый неликвид, и его никто не хочет? А на проституток у него денег нет. Это и не подвиг пожалуй, и не верность, а просто повод для жалости…

Мои соцсети: [/b]

ИсторииИстория №10 за 16 сентября 2018

Добавил admin | 16-09-2018, 00:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0
Как-то в "Манеже" проходила выставка граффити. На входе нас подвергли очень тщательному досмотру.
-К чему такие меры?
-А вдруг кто-нибудь пронесет то, чем можно испортить экспонаты.
Мы походили, посмотрели и решили, что если бы кто пронес баллончик краски, то ухудшить экспонаты у него не получилось бы. Только улучшить.

ИсторииИстория №9 за 16 сентября 2018

Добавил admin | 16-09-2018, 00:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0
"Говно и дрель" ВЕРСИЯ.

Есть у меня хороший товарищ. В Звездном городке живет еще с 80-ых. Уже на пенсии, но был причастен к Великому. Кстати, в одном подъезде с очень именитым космонавтом. В начале 90-ых, даже как-то втроем водочку попивали на кухне товарища. (Фамилию на всяк случай писать не буду, мало ли)
Общались по вайберу давеча с этим товарищем. Затронул я тему дырки в отсеке МКС. После услышанного ржал аки конь. Слишком невероятно все прозвучало. Вот делюсь с вами. (стиль повествования сохранен, женщины звиняйте)

По словам товарища, подробности происходящего, секрет полишинеля для всех в Звездном. Ибо "что знают двое, то знает и свинья". Да и не поделиться этим грех.
Короче. Предыстория.

Экипаж с теткой в комплекте не долго радовал наличием прекрасного пола. Для понимания надо сказать, что станция более похожа на сваренные между собой бочки из под масла с общим объемом в пару-тройку ваших кухонь, и нахождение в столь замкнутом пространстве кучи народа чревато возникновением дикого напряга в отношениях. Редко кто, пробыв с напарником пару месяцев на орбите, остается с ним в дружеских отношениях. Чаще совсем наоборот. А тут 6 морд, четыре из которых морды нерусские. Да еще в их числе одна активная тетка, у которой как оказалось, какие то " эмоционально психологические" (ребята говорят, что хуже чем при ПМС) проблемы. а проще говоря, нимфу клинит неподеццки регулярно. Да так, что в ее психическом здоровье усомнились не только наши ребята, но и свои же звездно-полосатые, да так усомнились, что последние всерьез озаботились эвакуацией нимфы в связи «с медицинскими показаниями» (Резкое ухудшение здоровья).

Надо объяснить, что доставку иностранных морд на станцию осуществляет Россия и внеплановая эвакуация истеричной тетки, обошлась бы амерам в копеечку. На стенания экипажа, "Хьюстон" почесав репу, ответил: "идите нахер парни, уживайтесь со своею бабой сами как хотите, а бабла на ваши капризы не предусмотрено".

Но это еще не начало всей истории. А начало в том, что американские космонавты (тетка таки?) испортила гордость американской космонавтики - офигительно технологичный космосортир. И теперь уже довольно длительный срок четыре взрослых рыла гадят исключительно в памперсы, так как после очередного выбрыка были отлучены от нашего отечественного сортира. Ибо нухуй. Надо сказать, что нагадить в памперс, еще не самое страшное. А страшно, что вонь от них по всей МКС. И еще.. вся писечка в том, что памперсы с гуаном, нужно куда то складывать, да вот мусорных контейнеров на такую кучу не было предусмотрено. И загружают оне загаженные памперсы до подлета грузового модуля, во все что можно, в том числе и свои собственные скафандры для выхода в открытый космос, используя их вместо контейнеров для говна.

Сложившаяся ситуация дико напрягала четыре нерусские морды. А дама, хоть существо мягкое и с сиськами, но как оказалось, очень впечатлительное, сорвалось с катушек и начало истерить по всякому поводу. Чем и заипало в усмерть всех и американцев в первую очередь, так как она рядом с ними 24 часа в сутки. А «Хьюстон» как известно отморозился и проплачивать кучера, дабы вернуть истеричную бабу на Землю, отказался напрочь. И вот тогда, охреневшие в конец от постоянной вони, от величественно плавающих по станции кусочков собственного дерьма, которое отвалилось от памперсов во время их извлечения из под жопы и еще больше охренев от истерящей сутками тетки, решились осуществить "гениальный" по их мнению план.

Когда двое наших вышли в космос для плановых работ, в модуль русских, где как раз и расположен отлично функционирующий, к черной зависти «партнеров», наш туалет и космический душ, пробрались таки упыри. Благо, что этот отсек располагается прям рядом с американским сегментом и замков на станции не предусмотрено. Ибо космические говновойны никто не предполагал. И просверлили демоны отверстьице, залипив его собственным дерьмом (зачеркнуть) герметиком. Что бы не сразу прорвало. Нужно сказать, что идея была довольно креативная. Ибо давление в станции всего 1 атмосфера. А при обнаруженной утечке, можно было настаивать на аварийной эвакуации экипажа. При этом поимев кучу няшек:
1. Избавится от ненавистной истерички.
2. Свалить самим из самозасранного ада.
3. Списать все на «криворуких русских».
Благо при приземлении бытовой модуль из-за разгерметизации сгорел бы к ипеням и все улики с ним же. Но пошло чуть не по плану.

Русские забили на дырку, залепив ее спецклеем - герметиком , который после затвердевания выдерживает туеву хучу градусов. И сказали – хрен вам, а не эвакуация, гадьте дальше в свои памперсы. Охерев от такого поворота, глав_партнер, с криком «я здесь хозяин», рванул в наш отсек и отодрал не застывший еще герметик, победно изрек: «Я как "командир" буду принимать решение, что делать с этим». Наши ребята, охерев еще больше «командира» от такого поворота, вломили ему реальных люлей и пендалями вытолкали в американский модуль, со словами: «Это ты у себя на станции командир, а в российском отсеке ты гость и посему идешь нахер, дальше срать в памперс».

А далее начался дикий хайп. Наши с Земли запросили у американцев инфу «А все ли ваши космонавты психически нормальны?» и запросили запись с видеокамер, установленных на американском модуле, что бы было понятно, кто там такие умные с дрелью и пылесосом наперевес, рассекают по станции. Тут нужна сноска, что в нашем туалете-помывочной (а именно в этом модуле просверлили дырку) из этических соображений камера не установлена. Угадайте с трех раз, что ответил «Хьюстон»? Правильно, «Хьюстон» отморозился.

О чем это я? Рассказанное настолько невероятно звучит, что хайлилайки_ёпта является не версией, а правдой. Причем тут все как то очень по американски. Тут тебе все в миниатюре… и «уберите за нами наше говно» и «отвезите нашу бабу за свой счет, она испортилась» «А.а.а.. не хотите? Тогда мы вам санкции (зачеркнуть) дырку захерачим, отвезете тогда как миленькие!», и уползшие в свою нору герои, сразу после выхвата реальных люлей. Ибо без люлей оне не понимают.
Вот такэ малята.. За что купил. ))
(с) Зураб Зарубин

ИсторииИстория №8 за 16 сентября 2018

Добавил admin | 16-09-2018, 00:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0
Дополнение к истории № 970118 (о мясе в совке). О том, что шахтеры из Луганска могли слетать в Москву, в Арагви, поесть шашлыки.

Верю.

Мясо в магазине стоило около 3 руб. Но его не было.
Билет на самолет в Москву стоил 22 руб. (из Харькова. Думаю, из Луганска столько-же)
Мясо на базаре стоило около 20 руб.
Я, инженер, получал 180 (мне многие завидовали)
Шахтер получал 600.
Шахтер мог позволить себе слетать в Москву.
Я, впрочем, ездил в Москву за мясом, апельсинами, и туалетной бумагой поездом. Одолжив у соседа - студента студенческий билет (50% скидки).

P.S. Однажды во время командировки в Донецк я напросился на экскурсию в знаменитую шахту им. Засядько (1972 г.). Нам выдали каски, обмундирование, шахтерские лампочки, самоспасатели.
Потом мы около 15 мин ждали клеть.
На глубине 1000 м. было около 30 градусов по Цельсию.
Потом нас минут 20 везли на электровозе к забою.
Потом мы минут 20 шли пешком. Я роста невысокого, но понял, что каску дают совсем не даром.
Потом мы увидели знаменитый угольный комбайн. И в лаве высотой 40 см. (а может 60, я всё-таки не специалист) и наклоном градусов 30 - 40 за ним на карачках полз шахтер.
Потом мы таким же образом добирались назад. Потом мы час мылись в душе. В лаве мы были 15 мин. Экскурсия заняла 4,5 часа.
После чего я для себя решил, что ни за какие деньги я не стану шахтером.
У меня жена из Донецка. На встрече одноклассников (25 лет окончания школы) мальчиков почти не было. Шахтеры долго не живут.

ИсторииИстория №7 за 16 сентября 2018

Добавил admin | 16-09-2018, 00:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0
Любые совпадения с обсуждением предстоящей пенсионной реформой случайны. Моя мама, еще работает, дружит с бабушкой соседкой. Ей 73 года, давно на пенсии, мужу 76, естественно тоже пенсионер. Оба раньше работали инженерами на большом заводе. Родственники засекли, что дед фигурирует на сайте знакомств, и похоже до сих пор не собирается уходить из большого секса. Когда бабушка рассказала маме об этом, та попричитав, спросила ее, что будет делать с дедом. Да ничего, что с него дурака старого возьмешь - сообщила бабушка. У меня возникли отношения с мужчиной, 66 ему, очень крепкий и красивый. Буду дожимать его на совместное проживание. Мама работает в бухгалтерии, что называется сидячая работа, и то просто считает дни когда выйдет на пенсию, по старой системе. А некоторые возмущаются - 60 и 65. Правильно сказал один поэт, правда по другому поводу: Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было бы в мире крепче гвоздей.

ИсторииИстория №6 за 16 сентября 2018

Добавил admin | 16-09-2018, 00:00 | Мнений: 0 | Заглянули 0
Подарил жене на новый год Samsung galaxy s8. Тут же заказал в амазоне чехол на него. В прошедшую пятницу жена пишет мне в Ватсап: грохнула случайно мобилу, угол треснул, но работает. Ну написал в ответ: херня мол, приеду с работу - утешу! Сегодня на мыло с амазона письмо: рекомендуем чехлы на s8! А теперь, знатоки, внимание вопрос: как такое возможно, если 9 месяцев я заказывал в амазоне всякую ерунду, но ни разу не смотрел, что то связанное с телефонами или с чехлами?


реклама


популярное



календарь

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Логин: (регистрация? Пароль (забыл?):
Вконтакте Yandex